Get Adobe Flash player

ТРИ ВЕРЫ — ОДИН МИР: поздняя китайская мифология
Страница 5

В романе Ло Гуань-чжуна «Троецарствие» о «прототипе» Гуаньди — полководце III века Гуань Юе — говорится:

Вдруг Гуань Юй прилетел на помощь, как гроза.

В руках его кованый меч сияет, как иней на солнце.

Халат в попугаях цветных взвивается, как мотылек.

Где конь его ступит ногой, там духи и демоны стонут,

И гнев его мог остудить лишь вражеской крови поток.

Исторический Гуань Юй был знаменит тем, что, даже попав в плен и будучи приговорен к смерти, не отрекся от своего друга Лю Бэя, которому принес клятву на верность. Как пишет Л. С. Васильев, «эта легендарная верность и честность, вкупе с другими традиционными конфуцианскими добродетелями, приписанными молвой Гуань Юю, получили со временем широкую известность в народе… Императоры различных династий, принимая во внимание именно его конфуцианские, а отнюдь не военные, доблести, жаловали ему один за другим почетные титулы, пока наконец в 1594 году он не был удостоен высочайшего в стране титула ди („государь“), звания „Помощник Неба, защитник государства“ и деификации в качестве бога войны Гуаньди».

Хотя Гуаньди считался богом войны, как и положено обожествленному полководцу, среди его «обязанностей» преобладали мирные занятия. Этого бога почитали как покровителя литературы (по преданию, Гуань Юй любил перечитывать хронику «Весны и осени»), как защитника торговли и богатства, даже как подателя сыновей. Эти сугубо гражданские «обязанности» бога-воителя, вероятно, объяснялись тем, что в Китае — в отличие, скажем, от Японии или Европы — престиж гражданского чиновника был намного выше престижа военного. Впрочем, возможно и другое толкование: в китайской небесной иерархии, по образу и подобию иерархии земной, каждую чиновничью должность занимали одновременно два подданных Небесного императора — чиновник военный и чиновник гражданский. Именно таким военным чиновником и был Гуаньди — во всяком случае, как бог богатства, что подтверждается существованием в китайской мифологии его гражданского «альтер эго» — божества достатка Биганя.

В эпоху Цин Гуаньди стал, пожалуй, самым популярным божеством народного пантеона, храмы, посвященные ему, строились по всей стране, а в деревенских кумирнях, где обычно ставили на алтарях таблички с именами наиболее важных, по мнению крестьян, божеств-заступников, имя Гуаньди практически всегда соседствовало с именами Конфуция, Лаоцзы и Гуаньинь. О популярности этого бога говорит и тот факт, что среди китайских буддистов ходило предание о приобщении Гуаньди к «четырем благородным истинам», а даосы, с легкостью презрев очевидный анахронизм, сложили легенду о победе Гуаньди и воинства Пяти священных пиков (У юэ) над мятежным великаном Чию, мифическим противником «первого бессмертного» Хуанди.

Не меньшее количество легенд окружало и буддийскую бодхисаттву Гуаньинь, наиболее почитаемую богиню позднего китайского пантеона. Культ этой богини, несмотря на его «чужеродность», пользовался личным благоволением императора, а в народе Гуаньинь считалась самым благожелательным среди божеств, истинной «матушкой-заступницей», индийское происхождение которой давным-давно забылось. В романе «Путешествие на Запад» ей посвящены такие строки:

Являла, светлой мудрости полна,

Четыре добродетели она;

Была, как золотое изваянье,—

На нежной шее жемчуга блистанье,

Прическа, словно свившийся дракон,

А волосы, как в тучах небосклон.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Другие статьи:

Автор и герой в романе И. Бабеля Конармия
...

ШУМЕРО-АККАДСКАЯ МИФОЛОГИЯ
Адад — бог грома, дождя и бури Анзуд — мифический орел, олицетворяющий грозу и ветер. Ану — бог неба. Апсу — «Бездна», одно из воплощений первобытного хаоса. Атрахасис — «весьма премудрый», правед ...

Разделы